Вкусные отношения

— Я съем твоё платье…- сказал Павлик и облизнулся.
Ленка засмеялась и присела в реверансе.
— Ну пожалуйста…- заканючил муж.
— Своё ешь, — парировала девушка.
— И платья у меня нет. И брюки уже в шорты превратились. И даже майка стала топиком! — расстроился Павлик.
— Дорогой, тебя не прокормить, — Лена оглянулась.
Но даже деревья, которые попадались у них на пути, приветливо махали ветками метрах в 3-ех от земли. Кто-то не менее голодный проходил мимо немного пораньше.
Девушка едва заметно кивнула в сторону припаркованного автомобиля.
— Даже и не предлагай! — возмутился Павел. – Когда весной у меня сожрали два зеркала с нашей машины – ты не очень обрадовалась. Я не хочу так подставлять людей.

Сказать, что в этом мире еда была повсюду – скромно промолчать. Из еды делали всё. Абсолютно. Специально разработанная формула позволяла превращать в пищу любой предмет: попользовался и закусил. Женские платья легко носились и так же легко съедались. Легкий запах корицы, чувствуете? Мебель была с легкой горчинкой, но это придавало особую пикантность. В машины добавляли кислинку, чтобы не лакомились почем зря ценными запчастями. Легкий молочный оттенок имела посуда: хочешь – мой, хочешь – ешь сразу после или вместо ужина. Приходящая в негодность техника … тоже съедалась. Для особых ценителей работали специальные форумы, на которых люди могли меняться вещами. Кто-то обожал барабаны в стиральных машинках (едва уловимый вкус жареной курочки), а кто-то готов был многое отдать за резину для колес.

Павлик был голодным – впрочем, Ленка к этому давно привыкла. Они шли к друзьям в гости, и по пути им не попадалось ничего интересного: про деревья мы уже рассказывали, машины Павел берег в принципе, сумочки никто не выбрасывал, а автобусные остановки уже давно не укрывали от дождя.
Неожиданно Лена замерла, и по ее руке прошла дрожь. Павлик тоже остановился. Через несколько секунд жена улыбнулась.
— Пришел? – обрадовался Павлик.
— Да! — засмеялась Ленка. – Прислали сообщение: мой долгожданный телефончик пришел! Ура! Скорее в службу доставки, пока никто его не перехватил.
— Но мы же собирались… — насупился муж.
Лена протянула мужчине свой телефон:
— Ешь, мой ненасытный. Через 10 минут у меня уже будет новый!
Счастливый Павлик с радостью захрустел корпусом.

— Девушка, извините – это не ваш телефон пришел. Оператор спутал цифры в заказе, — голос у продавца был виноватый, а вид говорил о другом: каждый день одно и то же.
— Но он же сожрал мой телефон! – Лена в ярости ткнула пальцем Павлика.
— Не сожрал, а съел, — едва слышно поправил муж.
Продавец пожал плечами.
— У меня теперь нет телефона! – не унималась девушка.
Продавец снова пожал плечами.

Они возвращались в полном молчании.
— Как ты мне надоел! – Лене хотела сорвать свою злость – пускай это будет вечно голодный муж.
Обглоданные деревья, съеденные автобусные остановки, отсутствие рекламных вывесок. Лена с Павлом зашли в подъезд, двигаясь на ощупь. Лампочка давно исчезла в недрах чьего-то желудка. Самое неудобное – это обгрызенные ступеньки и отсутствие перил. Медленно и аккуратно они поднялись на 4 этаж.
Павел понимал, что жена очень обижена. Если ее дергать, то выяснится, что все проблемы идут от Павлика. И ничего ему в этой жизни не нужно, кроме пожрать и сожрать. И если бы она вышла замуж за Егора – жила бы сейчас в красивом доме с красивой дверью и тремя телефонами, на которые бы никто не покушался.

В квартире Лена сразу ушла в свою комнату и затихла. Павел рискнул постучаться через полчаса. Девушка сидела на диване, поджав ноги, и в руках у нее была огромная книга. Фотоальбом! Доставшийся от прабабушки! Одна из немногих несъедобных вещей (держать такое на самом деле не разрешалось – можно было загреметь в тюрьму на пару лет).

Павел осторожно присел рядом. Жена аккуратно переворачивала полуистлевшие страницы.
— Что это? — тихо спросил Павлик.
— Борщ… — ответила жена, и он понял – буря миновала.
— Борщ? На кровь похоже. А что это белое в нем плавает?
— Пашмуп… Пашумки… Какие-то штучки из теста.
— А оно вкусное – тесто?
— Наверное. Бабушка рассказывала, что из него много всего делали. В борщ бросали, комочки лепили – пижорки. Нет, пирожки, вроде.
Борщ Павлика не впечатлил, а Лена перевернула следующую страницу.
— Фу, а это что за фигня?
— Яичница… Жареные яйца…
— Яйца?!! Чьи?!! – Павел был в ужасе.
— Не знаю… — задумалась Леночка.
Нет, смотреть с мужем прабабушкин фотоальбом было невозможно.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Понравилась статья? Хочешь быть первым? Подпишись!

Ваш отзыв

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.