Внимание, розыгрыш

Ненавижу 1 апреля. Вернее, розыгрыши.
В 13 лет мне, обычному московскому подростку пришлось столкнуться с маминой свадьбой. В принципе, ничего страшного в этом не было – я очень хотела, чтобы у меня был папка. И он прилетел за нами аж с полуострова Камчатка. Правда, мама его толком не знала – в основном общались по телефону. Но рекомендовал жениха мамин отчим – так что мы были спокойны.

Торжество отметили в нашей 1-комнатной квартирке, и чуть ли не на следующий день двинулись в далекий Петропавловск-Камчатский. 9 часов на самолете… зима… сопки… вулканы… Ветер перемен заставлял нас с мамой трястись не только от страха, но и от восторга.

Восторг поутих практически сразу после прилета. Новый папка привел нас в … барак, который стоял чуть не посередине воинской части. Туалет не то, чтобы на улице, но классический – с дыркой и неотапливаемый. В предбаннике, так сказать. Уезжая за женой в Москву, отчим даже не удосужился заправить постель, и теперь радостно сдергивал простыни и хохотал – кровать была в крысиных какашках. Мы с мамой прижались друг к другу. Отчим же накатил спирта, развеселился еще больше и врубил на всю громкость магнитофон. Первую ночь мы с мамой провели в кровати, обнявшись друг с другом. А еще мы плакали.

У меня начался жуткий депресняк – наверное, у мамы тоже. Новая школа, до которой надо было идти довольно далеко чуть ли не по проезжей части. Тонны снега. Отсутствие удобств (душа там вообще не было: кстати, не помню – где мы мылись). Каждый раз, выходя из покосившегося барака, я натыкалась на строй солдат, которые ходили, как заведенные и распевали песни. И пытались познакомиться.

Тосковала по нашей уютной московской квартирке страшно. Скучала по бабулечке, которая отпускала нас с тяжелым сердцем – будто чувствовала. Не могла завести друзей в школе – стеснялась. Все валилось из рук. Так и мы и жили.

Но где-то через неделю отчим позвонил по внутреннему телефону и сказал, что меня кто-то спрашивает на КПП. Кто? Меня никто не знал и не мог знать! А мама вот она – рядом. «Может, бабушка?» — предположил отчим. Ну, конечно, бабушка! Мама ей рассказала, что значит быть замужем за начальником склада ГСМ (трезвым я его мало видела), мама наверняка пожаловалась, как нам плохо и в каких условиях мы живем. И бабулечка прилетела нас спасать! Господи, счастье-то какое!

Я бежала на КПП, как в фильмах – толком не застегнувшись. Но на КПП никого, кроме дежурных, не было. Я забегала, выбегала, искала. Мне было очень стыдно спросить у солдатиков: где же моя бабулечка? Потом я пересилила свой страх, спросила – кто ко мне приехал? Солдатики удивились, замялись – да никто не спрашивал. А я стояла и все равно не могла понять – что они такое говорят? Где же моя бабушка?

Как же смеялся отчим – это был один из его самых удачных розыгрышей.

Со временем я научилась жить на Камчатке, нашла друзей, привыкла к шуткам отчима. Но 1 апреля стараюсь где-нибудь схорониться. Я так и не полюбила розыгрыши. Конечно, есть добрые приколы, но меня не отпускает мысль, что в каждом случае человек на что-то надеется.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Понравилась статья? Хочешь быть первым? Подпишись!

Ваш отзыв

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.